03.10.2014
seminar

Рабочий семинар «Противодействие разжиганию ненависти, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в киберпространстве»

2-3 сентября в Минске прошло мероприятие, которое, благодаря своей тематике и приглашенным участникам, заслуживает отдельной заметки.

Управление Верховного Комиссара по правам человека в Женеве совместно с Министерством иностранных дел и при поддержке офиса ООН в Беларуси провели рабочий семинар по теме «Противодействие разжиганию ненависти, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в киберпространстве». Как следует из программы мероприятия, составленной организаторами, тема семинара «представляется актуальной в международной повестке дня в связи с нарастающими негативными тенденциями использования возможностей интернета в разжигании расовой ненависти и ненавистнических высказываний, которые являются подстрекательством к насилию».

На семинаре были приглашены беларусские чиновники, представители организаций гражданского общества и международных организаций, зарубежные эксперты. В работе приняли участие специальный докладчик Совета ООН по правам человека по вопросам меньшинств Рита Ижак, начальник Секции по недопущению расовой дискриминации УВКПЧ ООН Юрий Бойченко, специалист по программам Департамента по вопросам недискриминации и толерантности БДИПЧ ОБСЕ Юлия Корышева. В качестве докладчиков выступили Франсуа Дельё, руководитель Центра равных возможностей и противодействия расизму (Бельгия), руководитель интернет-портала «Tut.by» Юрий Зиссер, главный редактор журнала «Беларуская думка» Вадим Гигин, председатель Союза писателей Республики Беларусь и Совета по нравственности Николай Чергинец.

Для Беларуси тема семинара достаточно новая и в публичном обсуждении звучит не часто.

Тем не менее Центр правовой трансформации Lawtrend ранее поднимал этот вопрос в публикациях. Основным предметом дискуссии, на мой взгляд, является то, что мы можем считать языком вражды (hate speech), и как далеко мы готовы зайти в борьбе с этим явлением, неизбежно ограничивая свободу высказываний. Очевидно, что одними ограничительными мерами проблему решить невозможно. А все другие стратегии требуют конструктивного взаимодействия государства и гражданского общества. И здесь возникает вопрос: готово ли государство к такому диалогу. Несмотря на то, что для дискуссии было отведено совсем немного времени, ее ход стал довольно показательным.

Первое, что бросается в глаза, это болезненная реакция представителей государственных органов на критику. Ведь помимо тезисов о пресловутой беларусской толерантности звучали обоснованные претензии к тому, что на государственном уровне отсутствуют серьезные исследования причин и проявлений ксенофобии в беларусском обществе (Елена Тонкачева, Lawtrend). На фоне того, что по словам Юрия Зиссера, 80% комментариев на портале tut.by удаляются на этапе модерации из-за признаков разжигания ненависти, а Франсуа Дельё указал на связь между языком вражды онлайн и готовностью к противоправным действиям офлайн, удобная сказка о врожденной толерантности уже не успокаивает.

Однако представители МИД просили не придумывать проблему на ровном месте. Из выступлений участников, которые представляли позицию государства, сложилось впечатление, что в Беларуси нет стратегии по противодействию преступлениям на почве ненависти, а также распространению языка вражды онлайн. Эти проблемы предлагается рассматривать как второстепенные, не характерные для нашего общества (Ирина Величко, МИД), а основным решением считается введение дополнительных запретов и ограничений в сети интернет (Николай Чергинец).

Впрочем, представители организаций гражданского общества и международных институций обращали внимание, что есть четкие международные стандарты ограничения свободы информации, которые должны отвечать требованиям законности, целесообразности, пропорциональности и необходимости в демократическом обществе (Рита Ижак). Доктрина свободного интернета базируется на принципе свободного обмена информацией, а излишнее вмешательство государства приводит к злоупотреблениям и создает соблазн контролировать не только противоправную, но также любую неугодную информацию (Алексей Козлюк).

Были упомянуты также негативные примеры применения законодательства об экстремизме (случаи с альбомом Пресс-Фото и книгами Алеся Беляцкого), а также ограничения доступа к беларусским сайтам (блог Липковича, сайт ПЦ Весна и т.д.). Несмотря на достаточно большое количество высказанных мнений, зачастую полярных, говорить о том, что семинар был площадкой для диалога государства, гражданского общества и международных организаций, не представляется возможным. Участники говорили на разных языках, и, например, для журналистов это было очевидно (см. статью TUT.by). Вместе с тем, без подобных мероприятий нам будет сложно преодолеть барьер, который стоит сейчас между государством и гражданским обществом.

См. также «ЯЗЫК ВРАЖДЫ» В ОНЛАЙНОВЫХ СМИ БЕЛАРУСИ