01.07.2014

Свободный интернет: итоги 26 сессии Совета ООН по правам человека

10-27 июня в Женеве состоялась 26  сессия Совета ООН по правам человека, в повестку дня которой был включен ряд вопросов о поощрении, защите и реализации прав человека в интернете.

Резолюция об ответственности транснациональных корпораций за нарушение прав человека

На 26 сессии была принята резолюция о необходимости разработки международного договора о юридической ответственности транснациональных корпораций за нарушение прав человека  (Elaboration of an international legally binding instrument on transnational corporations and other business enterprises with respect to human rights) Резолюция, выдвинутая  Эквадором при поддержке Боливии, Кубы, Южной Африки и Венесуэлы, была принята 20 голосами (14 против, 13 воздержались),  предусматривает создание рабочей группы, состоящей только из представителей правительств.

Принятие  резолюции вызвало критику правозащитных организаций, поскольку она

  • лишает «права голоса» другие заинтересованные стороны – бизнес и гражданское общество

Непродуктивность такого подхода была продемонстрирована, когда проект норм и принципов ответственности бизнеса (Norms on the Responsibilities of Transnational Corporations and Other Business Enterprises with Regard to Human Rights, E/CN.4/Sub.2/2003/12 (2003) http://www1.umn.edu/humanrts/links/NormsApril2003.html) не получил поддержки. Вскоре после этого, профессор Джон Рагги, Специальный представитель Генерального секретаря по вопросу о правах человека и транснациональных корпорациях и других предприятиях (2005-2011), провел многосторонние консультации, в результате которых были выработаны «Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека: осуществление рамок Организации Объединенных Наций в отношении «защиты, соблюдения и средств правовой защиты»(2003 г.) http://www.ohchr.org/Documents/Publications/GuidingPrinciplesBusinessHR_RU.pdf. В документе представлен набор принципов для всех заинтересованных сторон, включая правительства и корпорации.

  •  дублирует уже функционирующие органы и процессы ООН

На Третьем форуме по вопросам бизнеса и прав человека, который запланирован на декабрь 2014 г., будет обсуждаться деятельность уже существующей Рабочей группы по вопросу о правах человека, транснациональных корпорациях и других предприятиях. Рабочая группа, в которую входят не представители правительства, а эксперты, создана для того, чтобы продолжить работу после принятия «Руководящих принципов предпринимательской деятельности в аспекте прав человека». Рабочая группа уже проанализировала ситуации в ряде стран. Как отмечают эксперты, параллельный процесс может замедлить динамику.

  • вряд ли будет способствовать  разработке документа, обеспечивающего защиту пользователей

Эксперты Access обращают внимание на то, что  жертвы связанных с бизнесом нарушений прав человека редко получают доступ к правовой защите, как это предусмотрено  «Руководящими принципами предпринимательской деятельности в аспекте прав человека». Пользователи в Египте так и не получили компенсацию от компаний, которые блокировали доступ в интернет по приказу правительства в январе 2011 г. Жертвы произвола в странах СНГ не получили компенсацию от компании TeliaSonera. А пользователи в Иране не имели возможности высказать претензии Cisco, Nokia Siemens Networks, и MTN Irancell, которые предоставили правительства инструменты цензуры и слежки.

Еще одна проблема заключается в том, что  создание новой рабочей группы может затянуть процесс разработки документов.

 

Отчеты и дискуссии, имевшие отношение к правам человека онлайн

Доклад Франка Ля Рю, Специального докладчика по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение  (26/30)

В докладе  особое внимание обращалось на  создание и обеспечение соблюдения правовых актов, регулирующих политическую коммуникацию в контексте избирательных компаний. Ла Рю, в частности, отметил, что  регулирование содержания печатных и онлайновых СМИ может стать юридическим барьером для свободного обмена информацией и выражения мнений в ходе избирательных процессов. Он также считает, что цензура и ограничения, налагаемые на веб-сайты и социальные медиа , как и репрессии в отношении журналистов, активистов и блогеров, в период избирательной компании являются формой жесткой цензуры.  Специальный докладчик заявил, что в период избирательных компаний государства должны обеспечить, гарантии права на свободу выражения мнения политических кандидатов и их сторонников, оппозиционных групп, политических группировок, и  всего спектра медиа, включая блоггеров.

Доклад Специального докладчика по вопросу о правах на свободу мирных собраний и ассоциации Майны Киаи (26/29)

Законодательство о регулировании свободы мирных собраний, содержащее явно дискриминационные положения

22 В статье 21 Международного пакта о гражданских и политических правах признается, что правом на свободу мирных собраний должен пользоваться каждый, как это предусмотрено статьей 2 Пакта и резолюциями 15/21, 21/16 и 24/5 Совета по правам человека. Важно отметить, что в своей резолюции 24/5 Совет напомнил государствам об их обязательстве уважать и в полной мере защищать права всех лиц на свободу мирных собраний и свободу ассоциации как в режиме онлайн, так и в режиме офлайн, в том числе в контексте выборов, и включая лиц, которые придерживаются не разделяемых большинством или отличных от общепринятых взглядов или убеждений, правозащитников, членов профсоюзов и других лиц, в том числе мигрантов, стремящихся осуществлять или поощрять эти права. Несмотря на это, в некоторых государствах-членах действуют законы, содержащие явно дискриминационные положения, которые запрещают собрания определенных групп.

Другие правовые положения, оказывающие несоразмерное воздействие на право некоторых групп на свободу собраний

36.          В некоторых государствах законы общего применения могут несоразмерно затрагивать права тех или иных групп на собрания как целенаправленно, так и непреднамеренно. Например, законы, регулирующие предупреждение и пресечение преступлений, связанных с информационно-коммуникационными технологиями, могут потенциально применяться с целью воспрепятствовать организации мирных собраний. Ограничительная политика в области доступа к Интернету особенно затрагивает молодежь, являющуюся демографически самой многочисленной группой пользователей социальных сетей. Специальный докладчик предупреждает, что ограничения в отношении информационно-коммуникационных технологий должны применяться в исключительных обстоятельствах. Общей нормой должно быть разрешение открыто и свободно пользоваться Интернетом и другими коммуникационными средствами (A/HRC/23/39, пункт 76).

40.          Инвалиды не всегда имеют возможность организовывать собрания и участвовать в них, в частности в силу законодательства и политики, не предусматривающих предоставления им разумных приспособлений в соответствии с их специфическими потребностями. Участие инвалидов в мирных собраниях могут затруднять такие физические препятствия, как отсутствие доступа в общественные здания и к объектам инфраструктуры, таким как транспорт, расстояния, которые необходимо преодолеть для прибытия в официально разрешенные места проведения акций протестов, а также отсутствие средств, упрощающих общение, в том числе в онлайновой среде. Как указывалось ранее, практика “удержания”, при которой полиция выстраивает многочисленные кордоны и локализует толпу на ограниченной территории, не давая протестующим разойтись или разрешая выход только в одном месте, “является принципиально пагубной для пользования правом на свободу мирных собраний в силу своего неизбирательного и несоразмерного характера” (A/HRC/23/39/Add.1, пункт 37). При этом она может быть особенно пагубной для инвалидов, особенно если такая инвалидность ограничивает возможность передвижения. Общественные устои, способствующие непониманию инвалидов или непредоставлению им приспособлений, также служат существенным препятствием для осуществления ими права на свободу мирных собраний

Правовые положения о свободе ассоциации, сформулированные в общем виде, но оказывающие несоразмерно негативное воздействие на определенные группы

60.          В нескольких государствах в целях воспрепятствования осуществлению права на свободу ассоциации применяется уголовно-процессуальное законодательство и уголовные наказания. Власти, враждебно настроенные по отношению к критическим голосам, инициируют уголовное преследование за диффамацию или аналогичные преступления, вынуждая тем самым организации отказываться от законной деятельности и вмешиваясь в нее. Наиболее целенаправленно преследуются организации, занимающиеся правозащитной работой, пропагандой борьбы с коррупцией и другими инициативами, касающимися подотчетности государственных органов. В мае-июне 2012 года в Омане 11 правозащитников, в том числе блогеров, писателей, а также членов правозащитных организаций и представителей средств массовой информации, были осуждены за преступления, связанные с клеветой в высказываниях и на собраниях.

63.          Как заявил Совет по правам человека в своей резолюции 24/5, право на свободу ассоциации действует как в режиме онлайн, так и в режиме офлайн. Законы, неоправданно ограничивающие свободу выражения мнений в Интернете и сужающие возможности людей создавать ассоциации в этой среде, являются неприемлемыми как таковые. Поскольку в целом наиболее активной группой пользователей социальных сетей является молодежь, введение ограничений на доступ к сайтам социальных сетей будет несоразмерным образом сказываться на их способности организованно и сплоченно действовать в защиту своих общих интересов. Представление о том, что молодежь, как правило, является недостаточно зрелой и поэтому неспособна полноценно участвовать в общественных делах, нередко формирует общий настрой, на фоне которого некоторые правительства считают необходимым фильтровать и диктовать содержание массовой информации, доступной в их странах.

Доклад рабочей группы  по вопросу о правах человека и транснациональных корпорациях и других предприятиях  (26/25)

 

Доклад специального докладчика по вопросу о современных формах расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости Мутумы Рутире  ( 26/ 49)

Специальный докладчик сосредоточил внимание на  вопросах, связанных с применением новых информационных технологий, включая интернет, для распространения расистских идей, разжигания расовой и религиозной ненависти и подстрекательства к насилию. В докладе анализируется контекст, основные тенденции и проявления расизма в интернете и социальных медиа,  дается обзор правовых и политических рамок и мер, принятых  на международном, региональном и национальном уровнях, а также некоторые из регуляторных норм, принятых интернет-провайдерами и владельцами социальных сетей.. Специальный докладчик представил примеры реагирования на пропаганду расизма, ненависти, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости онлайн, подчеркивая общий позитивный эффект  интернета и социальных медиа как  инструментов борьбы с расизмом, дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимости.

Докладчик отметил важность

  •  правовых и политических усилий по борьбе с ненавистью и подстрекательством к насилию в интернете, но предупредил,  что законодательные меры должны приниматься  с учетом обязательств государств по защите других фундаментальных прав, таких как свобода выражения мнение, зафиксированных в Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации  и в Международном  пакте о гражданских и политических правах. Эти меры не должны быть использованы в качестве предлога для цензуры. Специальный докладчик утверждает, что  борьба с использованием интернета и социальных медиа для распространения расовой вражды и ксенофобии и для подстрекательства к насилию требует усилий многих заинтересованных сторон, в том числе и  частного сектора.
  • (с точки зрения конкретных шагов по борьбе с расизмом в интернете) дешевого доступа к интернету и  развития местного контента., особенно для тех групп, которые наиболее часто становятся жертвами расовой дискриминации. Эти меры позволят исправить  информационную асимметрию и ложные представления, являющиеся благоприятной почвой для расистских и ксенофобских настроений (A/HRC/26/49, пункты 68-69).
  •  основополагающей роли просвещения в борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимости и о необходимости поощрять образовательные проекты и программы медиаграмотности, особенно для молодых людей.

В докладе Специальный докладчик также представил:

  • Обзор своей деятельности [Relevant events attended by the Special Rapporteur prior to the writing of the report listed under Section II/Subsections A and B].
  • Анализ общего контекста [Section III, Subsection A, Clauses 13, 14 and 15].
  • Ключевые тенденции и проявления расизма в интернете и социальных медиа, включая распространение расистских пропагандистских материалов индивидами, экстремистскими группами и организациями, использование интернета для мобилизации сторонников расистскими группами, а также влияние этой пропаганды на маргинальные группы [Section III, Subsection B, Clauses 16-21].
  • Обзор юридических и политических принципов и мер, предпринимаемых на международном [Subsection C, Clauses 23-30], regional [Subsection C, Clauses 31-39] и национальном уровнях, выявив три основные модели регулирования [Subsection C, Clauses 40-50].
  • Некоторые принципы регулирования, принятые провайдерами доступа в интернет и владельцами социальных сетей [Subsection C, Clauses 51-54].
  •   Различные меры реагирования на использование интернета и социальных медиа для пропаганды расизма, расовой ненависти, ксенофобии, расовой дискриминации и связанной с ними нетерпимости, подчеркивая позитивный вклад в интернета и социальных медиа как эффективных инструментов для борьбы с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимости [Подраздел D].
  • Заключения и рекомендации представлены (Раздел VI).

 

Материалы сессии

Анализ: