17.09.2013
8f1cff80cde19b3df7579953c18c31dc

Елена Тонкачева: «Любой молодой человек должен иметь право выбрать альтернативную службу»

Законопроект «Об альтернативной службе» будет внесен в Палату представителей в октябре текущего года. Однако он до сих пор засекречен(!), и никто из представителей общественности его не видел.

В рамках «Европейского диалога о модернизации Беларуси» Виталий Осипович беседует с руководителем Центра правовой трансформации Lawtrend Еленой Тонкачевой о том, когда же в Беларуси появится альтернативная гражданская служба и кто будет иметь на нее право.

— Насколько я понимаю, ситуация с альтернативной гражданской службой выглядит так: в Конституции она предусмотрена, однако де-факто ее пока нет, поскольку нет закона и других правовых актов, которые бы регулировали соответствующие положения.

 Да, ситуация именно такова. 2,5 года назад по поручению президента создана рабочая группа по разработке законопроекта, который уже подготовлен и передан в Палату представителей. В октябре он будет внесен на рассмотрение депутатов. То есть  крайне медленно мы приближаемся к оформлению законом конституционного права на альтернативную гражданскую службу.

— И что из себя представляет этот законопроект, насколько он прогрессивный и современный? Удалось ли представителям гражданского общества обратить внимание на свою позицию, приняты ли ваши предложения?

— Общественные организации сформировали ряд принципов, которые, по их мнению, должны были быть зафиксированы в этом законопроекте. Более того, нами еще в 2010 году издано серьезное научно-методическое пособие «Альтернативная гражданская служба. Стандарты и подходы к реформированию», которое представляет из себя анализ мирового опыта и современных тенденций.

А тенденции эти таковы: во-первых, альтернативная служба не должна рассматриваться в качестве наказания. Она не должна превышать срока, предусмотренного для прохождения воинской службы, должна предоставлять возможность «альтернативщикам» выбрать сферу деятельности. Современный опыт говорит и о том, что альтернативная служба скорее должна осуществляться в рамках той территориальной единицы, где человек проживает.

Иными словами, альтернативная служба — это просто другой вид отдачи конституционного долга, она не должна осуществляться в худших условиях, чем условия воинской службы.

— Две постоянные комиссии Палаты представителей готовы обсуждать с вами проект закона. Но с другой стороны, я напомню известную цитату министра обороны Юрия Жадобина, который 19 февраля заявил, что он «категорически против» альтернативной службы. «Я считаю это надуманным и ненужным. Нет в менталитете народа этого — отлынить от армии. Это дети верхушки «пятой колонны» и те, которые воспитаны неизвестно как, в чувстве ненависти к своей Родине, что ли», — сказал министр.

— Во-первых, само это заявление, на мой взгляд, вообще недопустимо для государственного деятеля такого ранга. Фактически он ставит под сомнение конституционную норму. И для меня загадка, почему такие высказывания не вызвали серьезных последствий для министра обороны.

Во-вторых, существенную проблему составляет то, что на законопроект, который находится в парламенте, был наложен гриф «для служебного пользования». Я до сих пор не могу найти разумных объяснений тому, чего же такого секретного и страшного нашел в этом законопроекте Совет Безопасности. Текста самого законопроекта общественность до сих пор не видела и не знает. Не должно быть в государстве так, чтобы в закрытом режиме принимались законы, которые касаются непосредственно конституционных прав и законных интересов граждан!

Поэтому месяц назад мы обратились к комиссиям Палаты представителей с достаточно жестким требованием: законопроект необходимо открыть для обсуждения общественностью. И только после этого, после режима подачи поправок, процедуры учета и анализа замечаний законопроект должен выноситься на рассмотрение.

— Есть ли какие-то социологические или оценочные данные о том, сколько молодых людей хотели бы воспользоваться альтернативной гражданской службой? И есть ли другие причины, кроме религиозной, предоставлять молодому человеку основания требовать альтернативную службу?

— Очень точный вопрос, поскольку, на мой профессиональный взгляд, разработчики законопроекта, скорее всего, попытаются навязать давно отжившую формулу, что право на альтернативную службу имеют только молодые люди в связи с религиозными убеждениями. Однако современная тенденция в мире такова — любые причины (нежелание служить в армии, пацифистские убеждения) должны являться достаточным основанием для альтернативной службы. Мы боимся, что в законопроекте может сохраниться тенденция, чтобы гражданин «доказывал» свои религиозные убеждения или пацифистские взгляды.

По поводу социологии. Общественности не известны какие-нибудь точные исследования насчет того, сколько молодых людей хотели бы выбрать альтернативную службу. Тем не менее, как показывает опыт соседних стран, к этой службе прибегает крайне незначительное количество призывников.

Виталий Осипович, Свободные новости плюс