07.10.2013
750248fe73a4eb906a7d671e22d66e7d

Тамара Сидоренко: законопроект наредкость богат нововведениями

Комментарии юриста Lawtrend Тамары Сидоренко к Проекту Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы Республики Беларусь, Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях и Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях».

Проект наредкость богат нововведениями, на которые необходимо обратить внимание не только специалистов, но и широкого круга граждан. Появившиеся комментарии, на мой взгляд, пока недостаточны. Понятно, что принятие изменений породит массу публикаций, однако лучше уже на данной стадии увидеть возможные положительные и отрицательные стороны новелл.

1. В ст.4 УК вводится понятие уголовно-правовой компенсации.

Дается ее определение как «меры материального характера, которую лицо, совершившее преступление, согласно принять и исполнить в качестве одного из условий освобождения от уголовной ответственности либо обязано исполнить при применении альтернативных наказанию мер уголовной ответственности». Указано, что этот институт применяется только в случаях, предусмотренных Кодексом. Таким образом, финансовые возможности человека, совершившего преступление, в определенных случаях помогут ему избежать уголовной ответственности или существенно повлияют на размер наказания. С другой стороны, одномоментное внесение определенной материальной суммы может помочь потерпевшему в восстановлении материальных и моральных потерь, причиненных преступлением, пополнится казна.

И только практика покажет, будет ли эта компенсация действительно восстанавливать социальную справедливость, содействовать исправлению лица, совершившего преступление.

2. В ст.39 УК вводится понятие экономического (делового) риска.

Вред, причиненный в результате такого риска, не является преступлением. Безусловно, для производственной, предпринимательской деятельности такой институт необходим.

3. Кодекс дополняется статьей 69-1, которая вводит принципы наказания в случае «Заключения досудебного соглашения о сотрудничестве».

Это новый институт в уголовном праве. В связи с этим Уголовно-Процессуальный Кодекс дополняется рядом статей. В частности, статью 6 УПК предлагается дополнить определением: «досудебное соглашение о сотрудничестве – соглашение, заключаемое в письменном виде между подозреваемым (обвиняемым) и прокурором, в котором определяются обязательства подозреваемого (обвиняемого) по оказанию содействия предварительному следствию и условия наступления ответственности подозреваемого (обвиняемого) при выполнении им указанных обязательств».

При этом в УПК вводится новая глава 49-1, регулирующая порядок и условия заключения соглашения, порядок рассмотрения в суде дел в отношении обвиняемого, с которым такое соглашение заключено.
Согласно новым нормам УПК порядок заключения соглашения следующий: подозреваемый (обвиняемый) в любое время до окончания следствия может через следователя обратиться к прокурору с ходатайством о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В таком ходатайстве лицо заявляет о признании своей вины в совершении преступления, указывает действия, которые он обязуется совершить в целях оказания содействия предварительному следствию в расследовании преступления, изобличении других соучастников преступления, действия по возмещению имущественного ущерба и т.п. Досудебное соглашение не может быть заключено, если содействие касается лишь сообщения сведений о своем участии в преступной деятельности.

Следователь в течение трех дней направляет прокурору это ходатайство вместе со справкой о возможности или невозможности заключить с подозреваемым (обвиняемым) такое соглашение.
В случае удовлетворения прокурором ходатайства о заключении досудебного соглашения последнее составляется с участием подозреваемого (обвиняемого), а если тот является несовершеннолетним, то с участием его законного представителя. Предусматривается также участие защитника. В части 2 ст.468-8 УПК дается перечень обязательных пунктов соглашения. В частности, действий, которые подозреваемый (обвиняемый) обязуется совершить в целях оказания содействия расследованию, изобличения соучастников, обязательство сообщить известные сведения о других преступлениях и лицах, их совершивших и др. Указываются также нормы уголовного закона, которые могут быть применены к такому лицу при выполнении им обязательств, предусмотренных соглашением.

В случае отказа в удовлетворении ходатайства о заключении указанного соглашения это ходатайство, постановление прокурора об отказе и справка следователя к уголовному делу не приобщаются, а хранятся по правилам секретного делопроизводства. Постановление прокурора об отказе в ходатайстве обжалованию не подлежит.

Ознакомившись с институтом досудебного соглашения о сотрудничестве, мы сразу вспоминаем кадры из американских детективов и боевиков. Там стороны с участием адвоката «поторговались» и договорились.
Что будет в нашей реальной жизни, покажет время. К сожалению, практика поставит много вопросов о «взаимоотношениях» обвиняемых-подельников и даже других лиц, о которых покажет заключивший такое соглашение. Не будет ли его жизнь подвергаться такой опасности, которая обесценит полученные преференции при наказании? Не станут ли следователи злоупотреблять при составлении справки о возможности заключения соглашения? Насколько надежно будут укрыты ходатайства обвиняемых с перечисленными обязательствами от глаз других заинтересованных лиц в случае отказа в их удовлетворении? Не сможет ли обвинение с помощью эдаких «добровольных помощников» привлечь к ответственности невиновного человека? В общем, как всегда, надо бы хорошенько подумать, не обернутся ли благие намерения законодателя «дорогой в ад» для лица, подписавшего соглашение, или иных лиц.

4. В УПК также предложена новая редакция ч.1 ст.124 (Залог) и ее дополнения. Размер залога не может составлять менее ста базовых величин (т.е. ныне -13 млн.рублей).

Из части 1 статьи исчезло положение о применении залога при условии полного возмещения имущественного вреда.

Это следует признать справедливым, ведь в ходе следствия и до вынесения приговора человек не может считаться виновным, нельзя его освобождение под залог ставить в зависимость от возмещения вреда, который, возможно, причинен не им.

Уточнено, что в случае постановления обвинительного приговора сумма залога может быть судом обращена в счет возмещения ущерба, если залог внесен подозреваемым, обвиняемым или лицами, несущими ответственность за их действия. Если залог внесен другим физическим лицом, такое обращение возможно лишь с письменного согласия залогодателя.

К сожалению, в одной статье сложно проанализировать все значимые изменения в уголовном  и административном законодательстве, поэтому в ближайшее время будет подготовлен тематический цикл публикаций.

Тамара Сидоренко