24.07.2013
ca92f7db497e98a6e8faa788c47e1e76

Избежать очередной профанации…

Инициатива под названием «Общественный совет при МВД» дает все основания усомниться в своей реальной “общественности”. Хотя бы потому, что постановление МВД №115, в соответствии с которым совет смог появиться на свет, недоступно для простого гражданина. С ним нельзя ознакомиться ни на сайте министерства, ни в информационно-поисковой системе «Эталон».

В немногочисленных интервью беларусским СМИ и на самом сайте министерства цели общественного совета его члены объясняют так: «объяснять народу, почему все происходит так, а не иначе», «устраивать отдельные выставки в честь сотрудников МВД», «поднимать культуру речи ее сотрудников», но никак не контролировать действия сотрудников органов внутренних дел. В то же время МВД сообщает, что  «Основная же задача Совета – вызвать у людей интерес в охране общественного порядка и предупреждении правонарушений».

Исходя из международного опыта, общественные советы могут выполнять представительские функции, функции содействия развитию общественной инициативы, оказания влияния на процесс подготовки, принятия и реализации управленческих решений*.
[*Общественные советы в Беларуси: правовое регулирование и практика/ авт. Исслед. О.Смолянко, Ю.Чаусов. – Минск: Медисонт, 2011. – 64 с.].

Из сообщения МВД следует, что совету будет предоставлена возможность  проведения общественной экспертизы проектов законов и нормативных правовых актов по вопросам работы ОВД, что не может не вызывать оптимистических настроений.
Однако состав совета вызывает сомнения в реализации этих прогрессивных решений и вопрос о процедуре его отбора.

Итак, в составе совета 21 человек. Из них семеро представителей сферы культуры, три представителя медицинского сообщества,  два директора крупнейших предприятий Беларуси, два человека – от академического сообщества, уполномоченный по делам религий и национальностей, олимпийская чемпионка, священнослужитель, заместитель председателя постоянной комиссии Палаты представителей по национальной безопасности, уполномоченный по делам религий и национальностей Республики Беларусь, главный редактор государственной газеты и сопредседатель общественного объединения «Белорусский союз женщин». Из 21-го  – один юрист и один представитель общественной организации.

Каким образом происходил отбор членов совета, на основании каких критериев? Непонятно.

В составе совета нет ни одной из правозащитных организаций, наличие которых выглядело бы логичным и небесполезным: контроль за деятельностью представителей органов внутренних дел входит в спектр их задач. Непонятно и то, каким образом можно связаться с членами совета, потому как никаких контактов на вкладке общественного совета не представлено. Законодательство разных стран закрепляет и практику выдвижения кандидатур на пост члена совета общественностью. То есть, общественность может голосовать за кандидата, а назначение происходит по решению госоргана. В нашем случае представителей народа выбрали без участия народа.

Из информации в СМИ непонятно также, будет ли у общественного совета право посещать отделения органов внутренних дел, пенитенциарных учреждений, как это реализовано, например, в России (Указ президента РФ об общественных советах при Министерстве внутренних дел Российской Федерации и его территориальных органах  от 23 мая 2011 года   № 668).  Такая возможность, без предупреждения входить в любое учреждение ОВД, позволяет членам совета составить более объективную «картину» происходящего.

Центр правовой трансформации  Lawtrend  надеется на большую открытость при работе общественного совета при МВД и возможность узнать о его функциях и возможностях – больше.

 

Михаил Мацкевич, Руководитель мониторинговой группы Lawtrend