03.08.2014
вт

Гарантировано ли сохранение медицинской тайны гражданам Беларуси?

Факт размещения фотографий был обнаружен российскими блогерами в конце апреля 2014 г., но до сих пор общественность не проинформирована о том, приняты ли в связи с этими нарушениями какие-либо меры.

Исполняющая обязанности пресс-секретаря Минздрава Ольга Бартман на вопросы журналистов заявила, что все комментарии осуществляются по запросам. 6 июня газета «Cалідарнасць»  отправила запрос на имя Министра здравоохранения Василия Жарко, но до 1 августа 2014 г. редакция так и не получила ответа. А пресс-секретарь Минздрава сообщила журналистам, что  министерство не будет давать комментариев и информации по запросу. «Выводы, безусловно, сделаны, но какие — я вам сказать не могу», — ответила журналистам О. Бартман.

Обращает на себя внимание и тот факт, что по данным опроса БАЖ, проведенного в сентябре 2013 г.,  самым закрытым ведомством для журналистов является Минздрав. 46% опрошенных журналистов заявили, что сталкиваются с проблемами при обращении за информацией в Министерство здравоохранения. В рейтинге соответствия официальных сайтов республиканских органов исполнительной власти требованиям законодательства (мониторинг Lawtrend, 2013) Министерство здравоохранения занимает 23 место из 44.

Белорусская ассоциация врачей выступила с осуждением нарушения врачебной этики . «В данной ситуации мы не говорим о том, что произошла врачебная ошибка. Это уже совершенно другая ситуация. Одно дело, когда человек в белом халате может сделать что-то по неопытности, неосторожности, непреднамеренно, но то, что совершила эта молодая особа, – я затрудняюсь найти слова, чтобы назвать этот поступок», – сказал председатель Белорусской ассоциации врачей в интервью агентству «Интерфакс-Запад». Д.Шевцов также отметил: «Запись на пленку или другие носители операции – это как амбулаторная карта, ведь и в амбулаторной карте записаны подробности о жизни и здоровье пациента – там можно найти все…’И о том, что написано в амбулаторной карте, должны знать лечащий врач и сам пациент. Больше никто. Даже родственники не имеют права получать информацию о пациенте, если он совершеннолетний».

По мнению юриста, эксперта Центра правовой трансформации (Lawtrend) Алексея Козлюка, случай, произошедший в минской больнице, лежит не только в области медицинской этики.

Распространение фотографий пациентов, сделанных в операционной или других помещениях, где оказывается медицинская помощь, наносит ущерб как репутации медицинского учреждения, так и пациентам, оказавшимся в кадре.

Конституция гарантирует свободу от вмешательства в личную жизнь человека. Информация медицинского характера является особо чувствительной, поэтому Закон в особом порядке охраняет врачебную тайну. Напомним, что согласно ст. 46 Закона о здравоохранении «информация о факте обращения пациента за медицинской помощью и состоянии его здоровья, сведения о наличии заболевания, диагнозе, возможных методах оказания медицинской помощи, рисках, связанных с медицинским вмешательством, а также возможных альтернативах предлагаемому медицинскому вмешательству, иные сведения, в том числе личного характера, полученные при оказании пациенту медицинской помощи, а в случае смерти – и информация о результатах патологоанатомического исследования составляют врачебную тайну».

Таким образом, публикация любого снимка оказания медицинской помощи пациенту, если изображение или подпись к нему позволяют установить личность пациента, и не получено его разрешение, является нарушением врачебной тайны. Такая информация Законом об информации, информатизации и защите информации отнесена к категории ограниченного распространения.

В рассматриваемой ситуации существует несколько вариантов привлечения к ответственности автора фотографий. Это может быть дисциплинарная, гражданская, административная (ст. 22.13 КоАП) либо уголовная (ст. 178 УК) ответственность, либо несколько видов в различных комбинациях в зависимости от служебного положения нарушителя, обстоятельств и последствий разглашения тайны. В большинстве случаев инициатива в виде заявления или иска должна исходить от лица, права которого нарушены. К сожалению, в Беларуси не распространена практика возмещения вреда, причиненного незаконным распространением информации о частной жизни граждан. Впрочем, в гражданском процессе эта ситуация может рассматриваться также в рамках иска о защите чести и достоинства.

Как и при  нарушении других личных неимущественных прав, денежная компенсация не решит всех проблем, которые могли возникнуть у пациентов, которые оказались на опубликованных фотографиях.

Это случай ставит под вопрос всю систему охраны врачебной тайны, включая фото, видео, амбулаторные карты, базы данных пациентов и т.д. Должная подготовка персонала медицинских учреждений в отношении работы с информацией, а также строгие правила обращения с данными медицинского характера должны быть среди приоритетов системы здравоохранения.

Еще по теме