13.02.2015
ETonkacheva

В чем обвиняют Елену Тонкачеву. Комментарий юриста

Надо ли обществу опасаться Елену Тонкачеву? На чем зиждется ее обвинение? Об этом – в комментарии, переданном Центром правовой трансформации Lawtrend Службе информации “ЕвроБеларуси”.

Процесс о высылке из Беларуси Елены Тонкачевой заинтересовал меня  не только как юриста и человека,  знакомого с ней и ее представителем, но и как гражданина этой страны: все-таки государство у нас правовое (ст. 1 Конституции), и высылка правозащитника – это, на мой взгляд,  явление, подобное грому среди ясного неба.

Судебное заседание было открытым, многие материалы процесса высылки (копии постановлений, уведомлений, решения суда, кассационная жалоба и др.)  выложены на сайте Центра правовой трансформации Lawtrend, председателем правления которого Тонкачева Е.Б. является.  Свобода доступа к этим  документам позволяет ознакомиться с  обстоятельствами дела не с чьих-то слов, а непосредственно в том виде, как они представлены на сайте. Мне показалось, что размещение этих документов в интернете – это попытка Елены показать, что ей скрывать нечего, что она готова к диалогу в обществе по своей ситуации на любом этапе развития событий. Поэтому далее я позволю себе высказать мнение по некоторым моментам высылки, опираясь на цитаты из текстов электронных копий документов на этом сайте.

Судом Первомайского района г. Минска 13 января 2015 года было принято  решение об отказе в удовлетворении жалобы Тонкачевой Е.Б. на постановление УВД администрации Первомайского района г. Минска от 05.11.2014 г. о высылке ее из Республики Беларусь с запретом на въезд сроком на 3 года.  Данное решение суда обжаловано в кассационном порядке в Мингорсуд,  не вступило в законную силу, может быть отменено.

В основу решения о высылке Елены положены факты привлечения ее к административной ответственности за неоднократные, в течение 2013-2014 года, нарушения ПДД. В судебное заседание приглашались свидетели, которые дали показания о том, что не она управляла принадлежащим ей транспортным средством, когда была произведена фотофиксация нарушений ПДД, на что суд  в решении на с. 5 указал, что, поскольку  ст. 4.9. КоАП определена ответственность собственников (владельцев) транспортных средств, доводы Тонкачевой Е.Б. о недоказанности ее виновности в совершении нарушений и показания свидетелей, правового значения не имеют.

Хотелось бы понять, как это не имеют значения эти доводы?  Ведь Тонкачеву Е.Б., согласно постановлению о высылке от 05.11.2014,  высылают в интересах общественного порядка, защиты здоровья населения, прав граждан Республики Беларусь и других лиц.

Какой же смысл ее высылать, если человек, который в действительности нарушал ПДД, управляя автомашиной Елены и создавая некую  опасность для общества, остается с нами, в стране, а ее высылают лишь за то, что она является собственником  этой машины?

Далее. На с. 4 решения указано: «Суд приходит к выводу, что управление гражданкой Российской Федерации Тонкачевой Е.Б. источником повышенной опасности с превышением установленного скоростного режима (ограничения скорости движения ТС) могло привести к нарушению общественного порядка, причинению гражданам телесных повреждений или повлечь смерть человека».

При сопоставлении выводов, изложенных на страницах решения 4 и 5,  становится и вовсе неясно, так управляла Тонкачева Е.Б. транспортным средством или нет. Если исходить из факта привлечения Елены к административной ответственности за нарушение ПДД, как собственника автомашины, то, откуда суд взял, что она этой автомашиной еще  и управляла?

Когда читаешь прессу по поводу высылки Елены,  документы, касающиеся этого дела, вспоминается крылатое выражение из Библии: «Кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень».

Ведь таких собственников (владельцев) автомашин, как Тонкачева, среди наших соотечественников очень много. Но мы граждане Беларуси,  и это, как оказалось, крупная удача:  иностранцев высылают из страны. Наверное, кто-то от осознания этого факта может почувствовать себя лучше, наполнится гордостью за свои гражданство и страну, но это будет глупый, нарушающий все этические правила, пафос.  Если ты требуешь от гостя соблюдения неких норм, соблюдай их сам. Все-таки смешно звучат слова, вроде: «Ах, как опасна для нашего общества эта нарушительница Тонкачева»,- если в стране привлечение к подобной ответственности носит массовый характер, характер «дела житейского».  Согласно  сведениям, приведенным  в статье  «ПДД, которые мы нарушаем, и деньги, которые за это платим. Сколько штрафов «наездили» белорусы в 2014-м?»  (TUT.BY от 30.01.2015) наиболее распространенным из 5 указанных в ней видов нарушений ПДД является превышение скоростного режима. За это нарушение собрано 514 млрд. рублей  штрафов, тогда, как за остальные 4  вида  в общей сумме 589 млрд. рублей.  На 100 000 человек  приходится 3 388 нарушений за превышение скоростного режима, а за остальные 4 вида – 3546 нарушений. Очевидно, что среди жителей нашей страны нарушение скоростного режима является наиболее популярным видом нарушений. Анализируя цифры, надо учитывать, что это лишь часть всех административных нарушений, произошедших в 2014 году, и, говоря о предложенном для сравнения числе населения надо учитывать, что в понятие «население» входят еще дети и немощные старики.

При этом, говорить о Елене Тонкачевой, что она здесь гость, язык не поворачивается: человек живет в стране с 14-летнего возраста (с 1984 года).

В ст. 1 Закона Республики Беларусь «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь» (далее – Закон)  определено, что высылка -  выдворение иностранца за пределы Республики Беларусь в соответствии с настоящим Законом.

В ст. 65  Закона говорится о том,  в каких случаях иностранец может быть выслан из страны, каким образом, а также то, что такое решение может быть принято органом внутренних дел или органом государственной безопасности.

Из норм, касающихся высылки, понятно, в чем она выражается, но чем она является для высылаемого лица, неясно.

Например, депортация является видом административного взыскания, применяется в качестве наказания по ряду административных правонарушений, предусмотренных КоАП.

Высылка в качестве наказания не упомянута ни в КоАП,  ни в УК Если это не наказание, то, что это?

Раньше высылка являлась одним из видов уголовного наказания (УК БССР 1961г., ст. 26 УК исключена Законом от 01.03.1994), применялась только судом в качестве основного или дополнительного наказания за определенные уголовные преступления. И, конечно, такие приговоры провозглашались судом от имени страны.

Я не выступаю за возвращение высылки в качестве вида наказания в отношении граждан нашей страны или против применения высылки в отношении иностранцев. Я хочу сказать о другом. В момент, когда мы говорим о прогрессе и высоких стандартах  в  области защиты прав человека в нашей стране,  высоким стандартом было бы указать в Законе, за какие конкретные нарушения человек может быть выслан из страны, и предоставить право принимать подобные решения непосредственно суду.

Хотя, признаюсь, лично у меня решение о высылке Тонкачевой Елены, навевает сомнения в том, что суд может разобраться в некоторых вопросах лучше, чем органы внутренних дел.

Вот, например, весьма туманная фраза из постановления о высылке в части мотивации срока запрета на въезд: «В связи с тем, что гражданка России Тонкачева Е.Б. на территории Республики Беларусь имеет близких родственников, было бы целесообразным установить ей срок запрета въезда в Республику Беларусь на три года».

Что значит: «… БЫЛО БЫ целесообразным»? Так целесообразно или нет? И почему три года? И почему в постановлении речь идет о родственниках Елены? При чем здесь они вообще? И что может измениться за эти три года с родственниками, с  Тонкачевой и ее машиной, что ей только через три года можно будет въехать в страну?

Как видно из решения суда, эта фраза не вызвала никаких вопросов: высылка и в части срока признана законной и обоснованной.

Между тем, в «Положении о порядке осуществления высылки иностранных граждан…», утвержденном Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 03.02.2006 г. № 146 (далее – Положение) , указано, что  срок запрета въезда в Республику Беларусь определяется компетентным органом, принявшим решение о высылке, исходя из обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения о высылке, и иных обстоятельств, характеризующих личность иностранца, а также связанных с его пребыванием в Республике Беларусь (ч. 3 п. 22).

Изложенная в постановлении мотивация срока запрета на въезд,  никак не подпадает под те обстоятельства, которые должны учитываться  при принятии соответствующего решения.

Не услышаны судом оказались доводы Елены о том, что после того, как ей аннулировали вид на жительство,  к ней не могли применить еще и высылку, поскольку это двойная реакция на события, связанные с привлечением ее к административной ответственности за нарушения ПДД, о чем свидетельствует принятое решение.

Из кассационной жалобы Тонкачевой Е.Б.: «В судебном заседании Рудишкина С.А. пояснила, что «высылка как бы вытекает из того, что был аннулирован вид на жительство, при этом на норму законодательства, которая подтверждает ее заявление, Рудишкина С.А. сослаться не могла».

Вообще-то, высылка не может «как бы вытекать» из аннулирования вида на жительство, поскольку      из ч. 1 п. 22 Положения, абз. 6 ч. 2 ст. 57 Закона   следует,  что высылка является основанием для аннулирования разрешения на постоянное проживание в стране, а не наоборот.

Порядок выезда из страны при высылке и при аннулировании вида на жительство различен: в первом случае он определяется Положением, во втором -  абз. 2 ч. 3 ст. 57 Закона, поэтому свободно «смешивать» эти различные меры лишения иностранца права проживать в стране, мотивируя невнятным «одно, как бы вытекает из другого», -   представляется неправильным.

В абз. 12 ст. 68 Закона говорится о том, что высылка прекращается, когда отпали основания, по которым было принято решение о ней.

Что такое это «отпадение оснований» высылки? Может быть,  Елене нужно продать или подарить машину, о которой, как об источнике повышенной опасности, так много написано в постановлении и решении,  и опасность Тонкачевой Е.Б., как собственницы (или пусть даже  водителя)  машины, для нашего общества будет  купированной?

В заключение хотелось бы сказать, что во всей этой истории, приключившейся с Еленой, есть и положительный момент: даже те, кто о ней не слышал, ни как о человеке, ни как о правозащитнике, оказались в курсе, по крайней мере, ее существования в стране. Так что принятое  в отношении Тонкачевой Е.Б. решение о ее высылке, с учетом всех  спорных обстоятельств, указанных выше,  выглядит комплиментом от власти той правозащитной деятельности, которую она ведет, и повышает уровень интереса к ней и ее работе.

Елена Шевченко, юрист

ЕвроБеларусь