11.12.2013
62bf214831ff0fafb115e7628a8e80e8

Украинский пример для белорусских адвокатов?

Происходящие события в Украине вызывают большой интерес, в том числе с точки зрения проявления гражданской позиции профессиональными сообществами (юристами, медиками).  Так,  после событий на Майдане 30 ноября 2013 года и разгона спецподразделением МВД Украины митинга, который проводился в поддержку европейской интеграции,  представители адвокатского сообщества уже на следующий день выступили публично, прокомментировав правовые аспекты происходящего в стране.

Также адвокаты заявили, что будут поддерживать граждан, права которых игнорируются властями, консультировать их и оказывать  бесплатную юридическую помощь, включая защиту их интересов в судах.

Сегодняшняя ситуация в Украине сравнима с событиями в Минске 19 декабря 2010, когда власти также разогнали мирную демонстрацию, и сотни людей были подвергнуты арестам, административной и уголовной ответственности. Но тогда белорусские адвокаты не были столь активны в выражении своей гражданской и профессиональной позиции, как сегодня их украинские коллеги, что вызывает упреки со стороны правозащитников. Они отмечают, что в Беларуси очень сложно найти адвоката, который бы согласился вести дела людей, выступающих против действий властей. Тем более, адвокаты не предлагают оказания бесплатной юридической помощи pro bono.

Возникает вопрос: почему  белорусские адвокаты не осуществляют  деятельность pro bono? Не хотят или не могут?

Традиция оказания правовой помощи pro bono (от лат. pro bono publico – ради общественного блага) существует во многих странах. Такая помощь оказывается  малоимущим гражданам и некоммерческим негосударственным организациям (НКО), действующим на благо гражданского общества. Подобные юридические услуги бесплатны для людей и НКО,  а работа юристов не оплачивается государством. Данная практика рассматривается в качестве формы социальной ответственности юридической профессии. Кроме этого, предоставляя такую помощь, юристы имеют и вполне прагматические мотивы: привлечение новых клиентов, расширение специализации, повышение престижа и известности адвоката, а для молодых юристов – возможность проявить себя и приобрести практический опыт .

Однако в белорусской адвокатуре  традиция оказания юридической помощи pro bono не развита.  Бесплатно для граждан адвокаты работают только по уголовным делам по назначению органа расследования (юридическая консультация до начала первого допроса задержанным или заключенным под стражу лицам), а также по решению (или с разрешения) руководства коллегии применительно к  отдельным категориям дел или граждан.

Может ли адвокат самостоятельно принять решение о том, чтобы предоставить кому-либо юридическую помощь бесплатно?

Законом «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», Правилами профессиональной этики адвоката  установлено, что оказание юридической помощи адвокатами осуществляется на возмездной основе. Порядок и размер ее оплаты является существенным условием договора на оказание юридической помощи. Без заключения договора предоставление юридической помощи не допускается. В Законе установлен перечень некоторых видов юридической помощи и субъектов, для которых она оказывается на бесплатной основе, но для адвоката, оказавшего такую помощь, выполненная работа оплачивается  за счет средств коллегии, республиканского или местного бюджета, то есть не оказывается pro bono.

Следовательно, в том случае, если юридическая помощь,  оказываемая адвокатом, не входит в этот перечень, она должна быть возмездной. Иного законодательство не предусматривает.  Попытка адвоката выйти за указанные рамки и оказывать юридическую помощь pro bono на свое усмотрение чревата тем, что это может быть расценено как нарушение требований и условий адвокатской деятельности и может повлечь дисциплинарную ответственность или санкции Министерства юстиции как лицензирующего органа.

Представляется, что до тех пор, пока право свободного выбора адвоката на оказание им помощи pro bono нормативно не закреплено хотя бы в рамках коллегий, вряд ли адвокаты станут практиковать такую помощь и ставить под угрозу свое членство в коллегии. При этом четкое правовое регулирование возможности предоставления юридической помощи pro bono позволило бы адвокатом безбоязненно оказывать эту помощь, нести социальную ответственность, что также формировало бы позитивный имидж и повышало бы статус адвокатуры.

Кроме того, говоря об активной гражданской и профессиональной позиции адвоката, можно вспомнить процессы 2010 – 2011 после событий на Площади, когда несколько белорусских адвокатов лишились своего статуса или имели сложности при прохождении аттестации не только за  публичные высказывания по делам, но и просто в связи с профессиональным осуществлением защиты противников или конкурентов действующей власти. Поэтому понятно, почему сейчас от адвокатов Беларуси не стоит ожидать публичной правовой оценки происходящих в обществе процессов.

Представляется, что проблему сможет разрешить формирование действительно независимой и сильной, в плане защиты своих членов, адвокатской корпорации. Это, конечно,  прежде всего, вопрос, самих адвокатов. Но без усилий, направленных на изменения законодательного регулирования адвокатской деятельности, в том числе со стороны гражданского общества, эта проблема может так и остаться нерешенной.

L. ESHRA