21.08.2013
get_img

Михаил Мацкевич: Практика закрытости административных процессов сложилась не моментально

Беларусские судьи привыкли проводить процессы по делам об административных правонарушениях в собственных кабинетах и без посторонних глаз.

Об этом в разговоре со Службой информации “ЕвроБеларуси” рассказал руководитель мониторинговой группы Центра правовой трансформации Lawtrend Михаил Мацкевич.

Открытые судебные процессы по административным делам не всегда являются таковыми, поскольку работники суда далеко не всегда вывешивают на стенд информации о времени начала и кабинете, в котором состоится рассмотрение того или иного дела.

Подобное нарушение Михаил Мацкевич зафиксировал 9 июля в суде Центрального района Минска , после чего направил жалобу на имя председателя суда Ю.Н. Лебедя.

В жалобе правозащитник обратил внимание на то, что, не указав информацию, работники суда нарушили его конституционное право присутствовать в открытом судебном заседании и получать информацию о деятельности государственного органа.

14 августа Центр правовой трансформации получил письмо о рассмотрении жалобы Мацкевича. Председатель суда информирует: проведенной проверкой установлено, что доводы жалобы нашли свое подтверждение, так как 9 июля 2013 года информационный стенд действительно не соответствовал требованиям нормативно-правовых актов.

В связи с этим помощнику председателя суда дано указание провести учебное занятие с секретарями судебных заседаний на предмет формы составления списка дел назначаемых к судебному разбирательству судей.

Когда нет привычки…

Михаил Мацкевич отметил, что, исходя из практики наблюдения за судебной практикой по статье 23.34 Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь и другим делам, имеющим отношение к свободе собраний, сложно говорить о том, насколько часто выявляются подобные нарушения открытости судебных процессов.

Но по личным наблюдениям могу сказать, что как секретари судебного заседания, так и судьи пренебрегают данным правилом, не вывешивая информацию о проведении заседаний. Также пренебрегаются просьбы граждан, которые хотят узнать, в каком кабинете и в какое время состоится рассмотрение дела в отношении того или иного человека“, – рассказал правозаитник.

Причины такой практике, по словам Михаила Мацкевича, следующие: “Судебные работники не привыкли, чтобы на судебных процессах по административным делам присутствовали люди, не привыкли к тому, что есть какие-то наблюдатели судебных процессов, которые что-то фиксируют. Судьям гораздо удобнее вести заседание в своем кабинете, наедине с привлекаемым гражданином. И в других случаях для них это означает изменение рамки, в которой они работают“.

… и даже желания

Также, отметил правозащитник, вопросы с доступностью и гласностью судебного заседания возникают в тех случаях, когда происходят политически мотивированные процессы. “В таких случаях мы часто слышим отклики наблюдателей и журналистов, которые просто не могут попасть на судебное заседание в отношении того или иного политического активиста. В данной категории дел проблема вызвана нежеланием властей выяснять реальные причины судебного преследования активистов, демонстрировать скоротечность процесса и т.д.“, – заявил глава мониторинговой группы Lawtrend.

В целом, подытожил он, практика недопуска людей на политически мотивированные процессы, сложилась не моментально, а благодаря привычке, которая сформировалась в отношении неполитических дел: “Если судья привык рассматривать все дела у себя в кабинете, и в какой-то момент к нему поступает политическое дело, он будет делать все точно так же, не обращая внимания на нормы закона просто потому, что такая практика уже сложилась”.

Многочисленность дел – не оправдание

В качестве оправдания работники суда любят говорить о большой загруженности. По данным Министерства юстиции, за 2012 год судами Республики Беларусь было рассмотрено 397 117 дел об административных правонарушениях.

Но никто не отменял ни статью 2.14. ПИКоАП, в которой говорится о том, что все дела об административных правонарушениях – открыты, – парировал Михаил Мацкевич. – Данные дела могут быть закрыты только в том случае, если они касаются государственных тайн либо неких аспектов личной жизни привлекаемого. Но решение о том, что заседание будет закрытым, должно быть вынесено в публичном процессе. В конце концов, никто не отменял и Конституцию, в которой сказано, что все дела открыты. И данный аргумент не может рассматривать, как правовой и вообще логичный. Поскольку, пренебрегая правом в данной ситуации, никто не будет много спорить, если ущемление права произойдет и в других случаях“.

При этом правозащитник заметил, что в своей практике ни разу не сталкивался с ситуацией, когда закрытие дела было связано с государственными секретами или личными сторонами привлекаемого.

Дмитрий Козловский, ЕвроБеларусь