28.10.2012
imitacia

Институт защиты прав человека в Беларуси: имитация не пройдет

В ответ на предложение белорусских властей обсудить возможность создания национального учреждения по поощрению и защите прав человека правозащитники поставили ряд условий. Без их выполнения, по мнению правозащитников, никаких разговоров ни о национальном учреждении по правам человека, ни об омбудсмене не может быть и речи.

Впрочем, началось все с журналистов — именно они разнесли весть, что такое письмо Национального центра законодательства и правовых исследований (НЦЗПИ) при Администрации президента существует.

На встрече правозащитников 16 октября присутствовало около десятка представителей правозащитных организаций. Там выяснилось, что пока письмо-предложение получила лишь одна из них — Центр по правам человека. Остальные оказались вне игры. «Если бы не пресса, никто бы про это письмо и не узнал», — отметил заместитель председателя незарегистрированного правозащитного центра «Вясна» Валентин Стефанович.

Кстати, самим предложением «обсуждения возможности создания» в сегодняшней мрачной политической ситуации правозащитники были удивлены не меньше. Хотя к вопросу создания учреждения по правам человека белорусские власти обращались не раз.

Первый раз создание такого учреждения предусматривалось в концепции судебно-правовой реформы 1992 года. Затем на протяжении 10 лет дважды появлялись какие-то законопроекты об омбудсмене. Последний вариант законопроекта, который нигде не был официально опубликован и не получил широкого общественного обсуждения, предполагал, что омбудсмен будет назначаться президентом.

Сейчас власти начали обсуждение, которое сами правозащитники назвали «широким обсуждением в узких кругах». В письме НЦЗПИ отмечалось, что 23 сентября 2010 года Совет ООН по правам человека утвердил доклад по итогам пройденного Беларусью Универсального периодического обзора по правам человека (УПО).

В рамках УПО в адрес официального Минска и были сделаны рекомендации, согласно которым страна должна создать институт по правам человека. Причем создать до рассмотрения следующего УПО в начале 2014 года. Однако немаловажный факт — ни одна правозащитная организация, которая работала над УПО, к обсуждению учреждения по правам человека приглашения не получила.

Все это дало правозащитникам основания говорить о том, что власти пошли на «имитацию обсуждения».

«Мы убеждены, что имитация процесса обсуждения либо обсуждение с назначенным кругом лиц, как это было сделано по образцу так называемого общественно-консультативного совета при Администрации президента, которым руководил Макей (Владимир Макей — бывший руководитель Администрации президента, ныне министр иностранных дел. — Naviny.by.), — это не является выполнением процедуры публичности и реального обсуждения заинтересованной общественностью», — заявила Елена Тонкачева, председатель правления Центра правовой трансформации.

Впрочем, правозащитники в Беларуси никогда не были сборищем идеалистов и прекрасно понимают, что власти заинтересованы именно в карманном омбудсмене и имитации процесса обсуждения этого института.

Однако, по мнению Тонкачевой, власти упустили время для того, чтобы создать себе такой карманный орган: «Пять лет назад, в период чего-то, что напоминало некий процесс либерализации, мы думали о том, что на месте власти в тех условиях первое, что мы бы сделали, — два крайне точечных и безболезненных шага. Мы отказались бы от института смертной казни и мы бы ввели позицию, связанную с уполномоченным по правам человека».

«Мы были уверены, что именно тогда государственные органы власти и управления безболезненно для себя, по той модели, которую мы предполагали, эти шаги предпримут и тем самым получат достаточные, по их мнению, аргументы для утверждения о том, что ситуация с правами человека в Республике Беларусь, в том числе в связи с требованиями европейского сообщества и международного сообщества, удовлетворена», — говорит Тонкачева.

Но, по ее словам, тогда этих прагматичных и безболезненных шагов не последовало. А на сегодняшний день повестка дня и требования правозащитного сообщества уже более жесткие.

«Процесс имитации нас не устроит. Мы, со своей стороны, будем предпринимать действия, направленные на качественный мониторинг и оценку тех шагов, которые власть предпринимает в действительности. И будем продолжать информировать об этом международное сообщество», — заявила Тонкачева.

А инструментов такого информирования у правозащитников достаточно. «Международные организации имеют платформу и инструменты для совещания с независимыми правозащитными институтами внутри страны. Мы имеем эти институты в рамках ОБСЕ, Совета Европы, в рамках ООН, у нас большие надежды на должность спецдокладчика ООН по ситуации с правами человека в Беларуси. При профессиональном и последовательном подходе с нашей стороны наша позиция будет услышана», — уверена Тонкачева.

Кроме того, власть продолжает терять время. Напомним, Беларусь должна отчитаться о выполнении рекомендаций, которые она одобрила в рамках УПО, в начале 2014 года.

«Если Беларусь посчитает, что достаточно просто проведения консультаций и обсуждения целесообразности такого института, для этого сильно много времени и не нужно. Если за этот срок страна решит провести качественное обсуждение с заинтересованной общественностью, потом создать концепцию законопроекта, потом создать законопроект, то это я считаю нереалистичным ожиданием, и полагаю, что сделать этот процесс соответствующим конституционным установкам в такие сроки невозможно», — уверена Тонкачева.

О том, что власти намерены провести «имитацию обсуждения», говорит и бывший депутат Палаты представителей Ольга Абрамова.

По ее словам, можно, конечно, быстро написать шаблонный текст решения об уполномоченном по правам человека, быстро провести его через парламент и принять, «но каждый может представить, что это будет за документ».

В свое время, кстати, она работала с Национальной комиссией по правам ребенка. «В итоге это была структура для галочки. Даже итоговые документы и отчеты в международные инстанции писались исключительно в Министерстве образования, а членам этой комиссии их не предоставляли не то что для обсуждения — даже для согласования», — утверждает Абрамова.

Да, в принципе введение должности уполномоченного по правам человека в Беларуси — нужное дело. Этот вопрос дискутируется, в частности, и в рамках предложенного Евросоюзом «Европейского диалога о модернизации с Беларусью».

Другое дело, что в сегодняшних условиях можно получить муляж. Так что белорусским правозащитникам придется задействовать все элементы информирования международного сообщества, чтобы не допустить создания карманного учреждения по правам человека.

Cергей Пульша Naviny.by