03.06.2014

Третий Стокгольмский интернет-форум (SIF 2014)

Третий Стокгольмский интернет-форум (SIF) «Интернет – конфиденциальность, прозрачность, наблюдение и управление» состоялся 27-28 мая 2014 г.. Первый форум прошел в апреле 2012 г., второй – в мае 2013 года. Инициатором проведения форумов является Министерство иностранных дел Швеции. Организаторы форумов видят свою задачу в объединении усилий политиков, государственных служащих, представителей гражданского общества, бизнеса и технического сообщества с целью обеспечения эффективного использования цифровых технологий для глобального развития, стимулирование инноваций, уважения прав человека, открытости глобальной сети.

Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт отметил, что принятие в июле 2012 г. резолюции 20/8 Совета ООН по правам человека «Поощрение, защита и осуществление прав человека в Интернете» было «отчасти вдохновлено и дискуссиями на первом Стокгольмском интернет-форуме».

Центральные тема третьей встречи в Стокгольме – защита приватности онлайн, прозрачность, слежка и контроль за теми, кто использует технологии слежения онлайн.

Организаторы стремились,

  •  во-первых, обеспечить пропорциональное представительство участников из развивающихся стран (50%) и гендерный баланс;
  • во-вторых, избежать политизации дискуссий.

Последнее объясняет критиковавшееся многими участниками решение не включать выступление Э. Сноудена в программу конференции.

Олоф Эренкрона, посол по особым поручения шведского МИД, один из организаторов интернет-форума, в частности объяснил: “Понимаю, что некоторые люди имеют другие представления о происходящем. Но мы исходили из того, что мы хотим обсуждать то, что возможно сделать в мире, для защиты прав человека, в мире, где наблюдение – это реальность, в небезопасной среде интернета. И эта дискуссия – следующий шаг после, собственно, разоблачений. И это более широкая дискуссия, нежели разговор об отдельных разоблачителях”. Олоф Эренкрона не считает, что Сноудена не стоило приглашать для участия в этом форуме и по видеосвязи, так как ничего конкретного в вопросе о том, как решать данную проблему он не высказывал. К тому же, отмечает Олоф Эренкрона, в Швеции дискуссия о вопросах слежения в сети велась задолго до разоблачений Сноудена, начиная с 2008 года, когда обсуждались шведские законы о правах на слежение Оборонного института радио коммуникационного наблюдения/FRA.

Другой симптоматичный эпизод форума – значительно редуцированное, по сравнению с предыдущими конференциями, участие в мероприятии министра иностранных дел Швеции Карла Бильдта.

В выступлениях на открытии конференции был поставлен целый ряд вопросов относительно тенденций политики в отношении интернета, проявившихся в последние годы:

  • Как глобальные политические интересы и интересы безопасности отражаются на развитии интернета?
  • Какова взаимосвязь кибербезопасности, управления интернетом и международной политики?
  • Какое влияние окажет повышение интереса правительств к управлению использованием и развитием интернета на будущее транснациональной сети?

Речь также шла о том, что интернет предполагает выработку особых законов и особого понятия свободы онлайн. Сохранение или обеспечение этих законов зависит от «ответственного поведения правительств». Но каким должно быть это ответственное поведение?  Как сохранить суверенитет государств без ущерба для соблюдения прав человека онлайн? Как обеспечить защиту персональных данных граждан и избежать балканизации глобальной сети? Все эти вопросы остались без ответов.

На первом пленарном заседании панелисты рассуждали о том, как право на частную жизнь может обеспечиваться в условиях расширившихся возможностей государственных органов и коммерческих предприятий в сфере сбора и анализа данных. При безусловном консенсусе относительно необходимости защиты персональных данных, участники дискуссии обратили внимание на угрозы свободному обмену информацией онлайн, возникающие в связи с этой защитой. В частности, обращалось внимание на слишком широкие полномочия правительственных подразделений по защите персональных данных, решения которых иногда трактуются как обязательные, без обеспечения надлежащей судебной процедуры. Отмечалось также, что различные законодательные и практические меры обеспечения кибербезопасности часто исходят не из реальной ситуации, а из прогнозирования гипотетических угроз, вероятность которых сводится к нулю.

Свобода от страха в интернете возможна: верховенство закона онлайн – тема второй панельной дискуссии. В 2013 г. на первый план вышло обсуждение правомерности техник, которые используют правительства, для слежки за гражданами. Был реализован ряд инициатив, направленных на установление пределов или ограничений деятельности правительств в этой сфере. Правительства в этой ситуации стремились, прежде всего, обеспечить национальный суверенитет, защитив граждан от «иностранной слежки». Но возможно ли установление «вестфальской системы» онлайн, где границы подвижны, текучи и эластичны? В этой связи обсуждались

  • применимость приложения принципов международного права,
  • различия между европейским и североамериканским подходами,
  • возможности и пределы общественной активности, в том числе и практик гражданского неповиновения,
  • распространение цензуры как новой модели управления,
  • приемлемость компромиссов и пр.

«Равный доступ: как обеспечить доступ к интернету следующему миллиарду?» – ключевая секция конференции, поскольку именно на этой проблеме организаторы стремились сфокусироваться. Необходимость решения проблемы преодоления цифрового неравенства, по их мнению, должна стать тем посланием, которое будет обращено к ООН. И действительно, как зафиксировало исследование A4AI first Affordability Report, для двух миллиардов человек стоимость доступа в интернет составляет 40% месячного дохода. А в некоторых странах – даже 80 и 100%. Это углубляет цифровой разрыв, сдерживает экономический и социальный прогресс и программирует дальнейшее отставание таких стран.

Три секции были посвящены различным аспектам обеспечения приватности онланйн. Суть дискуссии «Большие данные (Big data): приватность и защита персональных данных» можно свести к следующим тезисам:

  • Использование Big data имеет много положительных аспектов (например, сбор данных о здоровье), но при этом должна быть обеспечена адекватная защита персональных данных.
  • Научно-исследовательские учреждения и правительства могут использовать тщательно собранные, конкретные и анонимизированные данные для работы во благо общества. Но для крупных компаний Big data являются коммерческой тайной. Это не позволяет людям ясно представлять, кто, как и для чего использует эту информацию.
  • Существует принципиальное отличие между «открытыми данными» и «большими данными». Открытые данные, по сути, не имеют отношения к персональным данным, это инструмент обеспечения открытости и подотчетности правительств. Большие данные – это скрытый мир, это наборы данных, которые при объединении могут позволить идентифицировать личность.
  • Пользователям трудно контролировать использование их данных такими гигантами, как Google или Amazon.

Дискуссии, связанные с «приватностью и безопасностью для глобального роста и экономического развития» сводилась к обсуждению влияния ограничений обмена данными (прежде всего в целях обеспечения приватности) на экономику и развитие бизнеса. Традиционной для таких дискуссий стала критика компании Google, представители которой, в отличие от других интернет-гигантов, всегда участвуют в подобного рода мероприятиях.

Обсуждение темы «приватность, демократия и развитие» позволило прийти к относительному консенсусу. В качестве итогов дискуссии были, в частности,  предложены следующие тезисы:

  • Неприкосновенность частной жизни (приватность) необходимое условие свободной журналистики, без этого условия не может быть обеспечена защита источников информации.
  • Анализ феномена слежки онлайн требует рассмотрения трех фундаментальных аспектов: безопасность, доходы корпораций, индивидуальная ответственность интернет-пользователей:
    • пользователями должны понимать, как защитить себя от технологий «вторжения» в их частную жизнь),
    • правительства должны использовать открытое программное обеспечение для того, чтобы обеспечить прозрачность своей деятельности онлайн,
    • стремление компаний получить прибыль означает, что они будут торговать информацией и будут стремиться контролировать информацию,
    • компании должны нести ответственность за то, кому и какие технологии они продают; они также должны быть прозрачными в этом отношении.
  • Интернет был создан как открытая среда, регулируемая пользователями; мы сейчас находимся на перекрестке и должны решить, каким будет интернет и какова будет нормативно-правовая база, определяющая его использование.

Секция «Создание транснациональных эпистемных сообществ, занимающихся проблемами кибербезопасности» – стала одной из наиболее интересных. Заявленная тема свидетельствует о закреплении новой тенденции в стратегиях обеспечении кибербезопасности. Последняя все чаще трактуется не как техническая проблема, а как политическая. При том такая, которую еще нужно обсуждать, осмысливать и не торопиться с установлением норм. В такой ситуации растут роль и значение так называемых эпистемных сообществ, которые в контексте проблематики глобальной сети носят транснациональный характер.

Эти транснациональные эпистемные сообщества складываются из мигрирующих элит разных сфер, которые глобально образованы, могут работать везде, прямо связаны с глобальным уровнем, лишены представительства и подотчетности любому конкретному «демосу». В отличие от экспертных сообществ, эпистемные или эпистемические сообщества ( как характерное для  «общества знания» объединение представителей «когнитивных элит») самоорганизуются для активного вмешательства в процесс принятия общезначимых для человечества решений. Теоретики отмечают: эпистемические сообщества, как правило, работают в интернациональном режиме, а, значит, обслуживают не частные интересы государств или корпораций (как обычные экспертные группы), но непосредственно стремятся реализовать свое коллективное понимание общезначимых для человечества проблем во влиянии на принятие решений.

На этой секции речь шла о том, чтобы сделать эти сообщества более разнообразными – с вовлечением женщин, а также представителей развивающихся стран, более активно привлекать представителей академического сообщества. С содержательной точки зрения особо подчеркивалась необходимость выработки определения кибербезопасности. Как это ни парадоксально, несмотря на наличие множества стратегий обеспечения безопасности онлайн, концептуальная проработка катастрофически отстает от практики.

Участники секции «Инклюзивное управление интернетом» сосредоточились на обсуждении процессов и  результатов прошедшего недавно в Бразилии форума NetMundial и дальнейших шагов по реализации его решений.

Каковы же итоги форума? Дискуссии, безусловно, были оживленными, интересными и стимулировали поиск новых подходов и решений. Однако в целом форум разочаровал многих участников. Стремление уйти от политизации не помогло достичь консенсуса. На конференции фактически не прозвучало никаких новых идей, реального участия и влияния всех заинтересованных сторон не было. «Когда я вернусь, я буду искать возможности для организации более честных дискуссий», – сказал Джеймс Льюис, директор Центра стратегических и международных исследований (СЩА) на заключительной сессии.

Финальное «послание форума», озвученное Олофом Эренкрона, не касалось собственно тематики конференции. Скорее это было резюме сессии Равный доступ: как обеспечить доступ к интернету следующему миллиарду?». Необходимость интенсификации усилий в сфере обеспечения доступа к интернету для стран с развивающимися экономками в своем заключительном слове акцентировал К. Бильдт.

_____________

Изложение сути дискуссий (аудио) доступно здесь: http://www.stockholminternetforum.se/summary-podcast-day-1/

Видео запись сессий:

Изложение содержания дискуссий

Другие материалы