27.12.2016
заседание_2

Не совсем публичный судебный процесс

«Мы тебе путёвку дали, а ты в фонтан. Нехорошо, Борщов, нехорошо, – отчитывали знаменитого Афоню на собрании ЖЭКа. Этот эпизод из известного советского фильма – яркая иллюстрация того, как в бывшем советском обществе занимались профилактикой правонарушений и преступлений, полагая, что публичность принятого решения повлияет как на самого правонарушителя, так и на собравшихся в зале. В Беларуси товарищеских судов нет, но схожие методы остались. Одним из них является частая практика судов в проведении выездных судебных заседаний.

Цель проведения выездных судебных заседаний изложена в Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 2013 года «Об обеспечении гласности при осуществлении правосудия и распространения информации о деятельности судов»: способствовать воспитанию граждан в духе уважения к закону, предупреждению правонарушений и преступлений. Действительно, люди, если и ходят в суд, то лишь в случаях крайней необходимости или по повестке. Сложно найти людей, которые по собственному желанию захотят пойти и наблюдать за разрешением конфликта в открытом судебном заседании. И как в поговорке про гору и Магомета, судебный процесс, который будет проходить в стенах, к примеру, учреждений образования даст гораздо больший эффект хотя бы лишь потому, что на него придет больше людей. Проведение выездных судебных заседаний в стенах РУВД для тех людей, которые стоят на учете или имеют не самый лучший «послужной список», также будет полезным, чтобы увидеть в процессе схожие истории и поставить себя на место обвиняемого или лица, в отношении которого ведется административный процесс. Логично также предположить, что проведение выездных судебных заседаний в пенитенциарных учреждениях экономит средства: не надо перевозить обвиняемого, снабжать его конвоем и обеспечивать охрану в зале судебного заседания.

Однако, к сожалению, в открытом доступе нельзя найти оценку, если она есть, эффективности такого метода работы по профилактике правонарушений и преступлений. На данный момент мы можем только предполагать на сколько снижается уровень повторных преступлений и правонарушений со стороны слушателей выездных судебных заседаний. Безусловно, можно себе представить, какую сложную работу необходимо провести, чтобы оценить влияние метода, но без такой оценки говорить о необходимости повышения такой практики, как это делает Пленум Верховного Суда в вышеуказанном Постановлении, также безосновательно.

Но кроме, сложностей с оценкой, есть куда более важные замечания с точки зрения соблюдения процессуальных норм. Допустим, вы просто гражданин или студент юридической специальности все-таки решили посетить выездное судебное заседание. Боюсь, что вам будет очень сложно это сделать в силу сложности получения информации о таких заседаниях. Дело в том, что подобные судебные процессы не проходят каждый день, и соответственно, чтобы не тратить время вы хотели бы заранее знать во сколько и где будет проходить заседание. В нашей стране не реализована возможность знакомиться с расписанием дел в судах (за исключением сайта Верховного Суда), поэтому вы прибегните к проверенному способу – позвоните в суд. По опыту сотрудников Центра правовой трансформации, проводивших в начале 2016 года мониторинг выездных судебных заседаний, по телефону в подавляющим большинстве случаев вам такой информации не предоставят, а на письменное обращение ответят отказом и направят каждый день с утра проверять стенды (хорошим исключением является суд Первомайского района г. Минска). А вот разместят ли секретари судебного заседания такую информацию – далеко не факт. Тем самым «прихрамывает» принцип открытости и гласности. Опять же по наблюдениям Центра правовой трансформации. Суд же скорее всего будет иного мнения.

Кроме этого многие здания, где проходят судебные заседания, не всегда предназначены для проведения процесса. Автор данной статьи был свидетелем того, как во время вынесения приговора по уголовному делу (подсудимый «получил» 1 год в учреждении открытого типа) в актовом зале Октябрьского РУВД по громкоговорителю сотрудникам милиции отдавали приказания и заглушили судью на самом важном для человека месте – сроке. Неловкость и черный юмор такой ситуации может оценить только последний циник.

На наш взгляд, есть и другой немаловажный и дискуссионный вопрос. Профилактика в судебном процессе – это всегда про иллюстрацию того, «что за это будет», иными словами про практику иллюстрации неотвратимости наказания. И если цель выездного судебного заседания – профилактика, то не формирует ли подобная парадигма установку заранее обвинительного уклона? Да, конечно, дела заранее изучаются. Видимо для выездного судебного заседания необходимо признание вины на стадии следствия, но жизнь многообразна и не исключено, что человек, оказавшийся на лавке какого-то актового зала,  оговорил себя. И не повлияет ли задача профилактики на вынесение справедливого приговора или постановления по делу?

И последним аргументом, которым мы хотели бы подтолкнуть Верховный Суд Республики Беларусь к переоценке практики выездных судебных заседаний – это отправление правосудия  в  пенитенциарных учреждениях. Учитывая, что все пенитенциарные учреждения – закрытые объекты с усиленной охранной, то и к простым посетителям судебного заседания там будут относиться совсем нерадушно. Скорее всего их просто туда не впустят, основываясь на одной лишь «режимности» объекта и отсутствия ведомственных инструкций для подобного рода случаев.

Михаил Мацкевич,
Член Правления Центра правовой трансформации (Lawtrend)