10.07.2014
Delfi

Ответственность интернет-портала за комментарии пользователей: Delfi AS против Эстонии в европейском суде по правам человека

9 июля 2014 г. в Европейском суде по правам человека были заслушаны мнения эстонского государства и Delfi (как предприятия СМИ) о том, как надо поступать с содержанием, созданным пользователями. Решение суда (планируется, что оно будет вынесен в 2015 г.) станет важнейшим прецедентом с точки зрения разрешения конфликтов между свободой слова и правом на защиту репутации. Цель Delfi – убедить суд в том, что свобода выражения в интернете должна распространяться и на содержание, созданное пользователями для таких посредников как новостные порталы, платформы для публикации видео и фотографий, блоги и социальные сети. В противном случае государство сможет решать, что в интернете будет для людей доступно. «Каждую минуту на YouTube загружается 130 часов видео, в Facebook выкладывается 40 000 сообщений, на платформе WordPress публикуется 2000 блогов. Эти цифры наглядно свидетельствуют о фактической неосуществимости предварительной обработки», – привела пример адвокат Кармен Турк, которая представляет интересы Delfi.

Суть дела

24 января 2006  Сайт «Дельфи» опубликовал статью «SLK разрушила запланированную ледовую дорогу», которая за несколько дней собрала около 185 комментариев. Более 20 из них содержали оскорбительные высказывания или угрозы в адрес «Л.». 9 марта 2006 г.   компания в судебном порядке потребовала от владельца портала удалить оскорбительные комментарии и возместить моральный ущерб в сумме 500 тыс. крон ( 32 тыс. евро). Владелец портала удалил комментарии, но отказался выплачивать компенсацию.

Однако адвокаты эстонского предпринимателя подали в апреле иск против сайта. Рассмотрение дела в Окружном суде длилось больше года и закончилось тем, что суд отклонил иск обиженного судовладельца. Суд признал, что место для комментариев новостного портала было отделено от «журналистской области». В решении суда говорилось, что администрирование комментариев на сайте носило преимущественно механический и пассивный характер. «Компания-заявитель не может считаться издателем комментариев и не имеет никаких обязательств по их контролю», — постановил суд первой инстанции по делу Delfi в июне 2007 года. Через несколько месяцев Апелляционный суд Таллина постановил, что Окружной суд допустил ошибку. После этого дело вернули на повторное рассмотрение.

Окружной суд пересмотрел дело Delfi и вынес новый приговор, которым полностью опроверг свое предыдущее решение. Суд признал правила комментирования на сайте недостаточными для надлежащей защиты прав других людей. Согласно новому решению суда, новостной портал был признан «издателем» комментариев, который не может избежать ответственности, опубликовав оговорку, что он не несет ответственности за содержание комментариев. Саму статью о ледовой дороге суд признал сбалансированной, но ряд комментариев под ней назвал вульгарными по форме и оскорбительными по содержанию. Суд пришел к выводу, что свобода слова не распространяется на защиту оскорбительных сообщений и признал нарушение прав владельца SLK, которого критиковали читатели Delfi. Эстонский сайт обязали выплатить истцу моральную компенсацию в размере 320 евро (в сто раз меньше, чем требовал истец).

Национальные суды посчитали, что организация-заявитель несет ответственность за содержание комментариев, оставленных читателями на ее сайте, несмотря на то, что:

  • эти комментарии предварительно не модерировались (не считая автоматической блокировки высказываний, содержащих некоторую непреемлемую лексику),
  • на сайте было прямо написано об этом, а также о том, что комментарии оставляют читатели, они несут за них ответственность и их мнение не обязательно совпадает с мнением редакции, сайт предоставляет лишь техническую возможность комментирования публикаций,
  • любой пользователь сайта мог сообщить о неуместном, как это сейчас называется на сайте, комментарии, просто нажав соответствующую кнопку, и редакция реагировала на такие жалобы, наконец,
  • лицо, оскорбленное комментарием, могло обратиться в редакцию с просьбой удалить комментарий.

Эстонские суды мотивировали свои выводы, в частности, тем, что редакция

  • стимулировала комментирование публикаций, редакция посредством обеспечения возможности комментирования публикаций предоставляла контентную, а не просто техническую услугу,
  •  не обеспечивала надлежащего надзора за содержанием комментариев и фактически перекладывала таковой на потенциальных жертв, которые сами должны были обнаружить оскорбительный комментарий и пожаловаться на него в редакцию (при этом сами комментаторы, в отличие от редакции сайта, редактировать и удалять свои комментарии не могли).
Судебный процесс. 2013 г.

Не согласившаяся с такими решениями оскорбленная сторона обратилась за справедливостью в Европейский суд по правам человека. В жалобе, поданной в Европейский Суд по правам человека 4 декабря 2009 года, компания-­заявитель утверждала, что

  • привлечение к ответственности за комментарии, размещённые пользователями на принадлежащем ей интернет- ­портале, является нарушением права на свободу распространения информации, закреплённого в статье 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод
  • вмешательство в указанное право было основано на непрозрачном толковании законодательства,
  • привлечение к ответственности компании, как владельца портала, а не лиц, оставивших спорные комментарии, не преследовало «правомерной цели» и не отвечало требованию «необходимости в демократическом обществе»,
  • действовавшая в рассматриваемый период времени политика в отношении нежелательных комментариев была достаточна для защиты прав третьих лиц,
  • в результате вынесенных по делу судебных решений компания-­заявитель была вынуждена коренным образом изменить свою бизнес-­модель и организовать модерацию каждого комментария, размещаемого на её новостном портале, на котором ежедневно пользователи оставляют до 10 000 комментариев.

В постановлении Суд указал, что привлечение к ответственности компании-заявителя являлось вмешательством в её право, гарантированное статьёй 10 Конвенции, и рассмотрел три ключевых вопроса:

  • было ли вмешательство основано на предсказуемом правовом регулировании,
  • преследовало ли оно «правомерную цель»,
  • было ли оно «необходимым в демократическом обществе».

Европейский Суд

  • пришёл к выводу о том, что, хотя законодательные положения, на которые ссылались национальные суды, сформулированы достаточно общим образом, данные нормы в совокупности с судебной практикой можно признать достаточной правовой базой для вмешательства в права заявителя;
  • признал, что компания-­заявитель в качестве участника профессиональной деятельности должна была быть способна в разумной степени предвидеть последствия и оценить риски, связанные с публикацией диффамационных комментариев на своём интернет-­портале;
  • признал, что ограничение права компании-­заявителя, гарантированного статьёй 10 Конвенции, преследовало «правомерную цель», а именно защиту прав и репутации третьих лиц;­
  • отметил в отношении довода заявителя о том, что комментаторы сами должны нести ответственность за содержание своих комментариев: такая ответственность законодательством не исключалась (при этом возможность привлечения комментаторов к ответственности не свидетельствует о «неправомерности» цели, которую преследовали власти, привлекая к ответственности владельца портала, разместившего их комментарии).

Анализ позиции суда относительно правомерности решения в демократическом обществе представила М. Сучкова в статье «Делфи АС (Delfi AS) против Эстонии»: ответственность новостного интернет-портала за комментарии пользователей. Постановление Европейского Суда по правам человека от 10 октября 2013 года».

В делах, предметом которых является конфликт между свободой слова и правом на защиту репутации, отмечает она, Европейский Суд по правам человека оценивает, соблюдён ли национальными властями справедливый баланс между двумя указанными ценностями на основе следующих критериев:

  • вносят ли рассматриваемые высказывания вклад в обсуждение какого-либо общественно значимого вопроса;
  • является ли лицо, репутация которого была затронута, известным широкому кругу лиц, каково было его предшествующее поведение;
  • по какой теме было сделано высказывание;
  • каким способом была получена распространённая информация;
  • является ли она достоверной;
  • каковы содержание, форма и последствия спорной публикации;
  • насколько серьёзные санкции были применены к заявителю.

10 октября 2013 г. ЕСПЧ постановил, что привлечение организации-заявителя к гражданско-правовой ответственности за оскорбительные комментарии, оставленные читателями на принадлежащем ей новостном портале, не является нарушением свободы слова, которая гарантирована ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод (Delfi AS vs. Estonia, №64569/09).

Европейский суд по правам человека постановил, в частности, что

  • комментарии были чрезвычайно оскорбительными (все они приведены в п. 14 постановления ЕСПЧ);
  • организация-заявитель не предприняла меры к тому, чтобы эти комментарии не были опубликованы или были удалены в разумное время;
  • организация-заявитель получала выгоду от этих комментариев, оставляя их авторам возможность сохранять анонимность, что весьма затрудняло привлечение к ответственности самих авторов комментариев;
  • наложенный на организацию-заявителя штраф в размере порядка 320 евро не был чрезмерным.

Решение суда вызвало серьезную критику. Эксперты отмечали,

  • одним из ключевых аспектов постановления является тот факт, что Европейский Суд согласился с выводом о том, что Delfi должна признаваться лицом, опубликовавшим комментарии – это привело к тому, что на заявителя не распространялись нормы об ограниченной ответственности провайдеров интернет-­услуг за контент, размещённый пользователями, предусмотренной правом Европейского Союза и рядом других международных актов;
  • Европейский Суд не принял во внимание действующие международные нормы в области свободы слова в интернете, а также направления развития национального законодательства и правоприменительной практики в этом отношении;
  • постановление может оказать отрицательное на свободу выражения мнений в целом.

«Хотя данное решение касается одного конкретного дела, рассмотренного в другой стране, - писал российский адвокат А. Глушенков, – но нельзя исключать и того, что аналогичные судебные процессы из России могут добраться и до Страсбурга. И вот тогда логика из подобных судебных решений может исчезнуть. Правда, при этом все интернет редакции закроют возможность читателям комментировать. И что это будет за интернет-СМИ?».

Пересмотр дела 2014-2015 гг.

17 февраля 2014 г. Коллегия в составе пяти членов Большой Палаты ЕСПЧ удовлетворила обращение Delfi  о передаче дела на рассмотрение Большой Палаты. Таким образом, Постановление Палаты от 10 октября 2013 г. не вступило в силу и теперь уже не вступит в нее. Большая Палата в любом случае вынесет новое Постановление по делу.

На заседании 9 июля суд заслушал мнения представителей интересов эстонского государства и адвокатов Delfi. Решение будет объявлено в 2015 г.

Спора как такого не возникло, но были определенные моменты, где единого понимания не было. Например, что будет, если Delfi проиграет в суде и в этот раз. Станет ли это прецедентом или нет? Сам портал Delfi и многие стоящие за ним организации считают, что будет создан прецедент – будет ограничена свобода слова. Если это решение суда будет не в пользу Delfi, то это затронет и социальные сети и другие онлайн-издания. Эстонское государство же считает, что спор касается только Delfi и другие онлайн-издания здесь ни при чем.

 Материалы дела
Заявление Article 19 по поводу решения 2013 г.

Article 19 Statement European Court strikes serious blow to free speech online – See more at: http://www.article19.org/resources.php/resource/37287/en/european-court-strikes-serious-blow-to-free-speech-online#sthash.LhW2Ra4c.dpuf

Мнения экспертов